количество зарегистрированных пользователей: 66694

Rumedo Медицинский образовательный портал

МЕДИЦИНСКИЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Академия инновационного образования

Новости

Оториноларингология: обзор отечественных публикаций. Ноябрь-2023

Фото из открытого источника (Яндекс-картинки)

Приветствуем всех коллег в нашем блоге. Сегодня предлагаем вам ознакомиться с обзором отечественных публикаций за последние месяцы.

1. Местная терапия острого среднего отита у детей (Делягин В.М.)

Острый средний отит, одно из наиболее частых инфекционно-воспалительных заболеваний детей младшего возраста, определяется как инфекционное воспаление среднего уха, обычно бактериальное, часто с болями в ухе, лихорадкой и, возможно, отореей. Практически все дети переносят отит, 80–90% – в дошкольном возрасте. Частота острого среднего отита у детей в мегаполисе составляет более 4000 случаев на 100 000 популяции, однако, учитывая большую долю бессимптомных вариантов на фоне острых респираторных инфекций, недостаточное оснащение педиатров отоскопами, регистрацию острого среднего отита практически только лор-врачами, частота острого среднего отита может оказаться существенно выше.

Клиническая картина может быть неспецифической. Решающими для диагноза являются боль в ухе и отоскопия. Выраженность воспаления хорошо коррелирует со шкалой визуальной оценки боли по мимике ребенка.

Цели лечения – снять боль местными или системными анальгетиками, совместно с лор-специалистом решить вопрос о необходимости антибиотикотерапии, избегать непоказанного лечения антибиотиками, предупредить осложнения (перфорация барабанной перепонки, острый мастоидит, менингит). При невыраженном отите целесообразно применять симптоматическую терапию и топическую терапию – комбинированные капли (лидокаин, феназон), что обеспечивает быстрый терапевтический эффект. Местные анестетики блокируют передачу импульса боли от рецептора в центральную нервную систему, угнетая вольтаж-зависимые натриевые каналы. При симптоматическом лечении (анальгетики, антипиретики, топическая терапия) у 60% в ближайшие 24 ч регистрируется благоприятная динамика, у 80% – в ближайшие 3 сут.

В целях профилактики возникновения отита необходимо предупреждение острых респираторных инфекций, вакцинация против гриппа и пневмококковой инфекции, избегать пребывания в атмосфере табачного дыма, сохранять грудное вскармливание.

2. Ларинготрахеит – междисциплинарная проблема (Чувирова А.Г., Ярцев М.Н.)

Введение. Полиэтиологичность острого обструктивного ларинготрахеита (ООЛТ) требует современной диагностики и разработки этиотропной терапии. Авторов интересовали изменения в иммунной системе, способствующие формированию повторного ООЛТ. Клинико-иммунологические особенности повторного ООЛТ изучены недостаточно, как и иммунопатогенез повторного ООЛТ при ОРВИ.

Цель исследования – выявить клинико-иммунологические особенности повторного ООЛТ у детей с респираторными инфекциями.

Материалы и методы. В статье представлены современные данные об иммунодиагностике у 80 детей с повторными острым обструктивным ларинготрахеитом (ООЛТ) и острыми респираторными вирусными инфекциями (ОРВИ), из них 46 мальчиков и 34 девочки, в возрасте от трех до девяти лет, из них 62 в возрасте от трех до шести лет, 18 – от семи до девяти лет, которые были обследованы вне периода обострения и лечения.

Результаты. Частота случаев ООЛТ колебалась от трех до восьми раз в год, ОРВИ – от шести до 12 раз. У 40 детей (группа I) собран аллергологический анамнез, повышены общий и специфические иммуноглобулины E (IgE), диагностированы аллергический ринит, атопический дерматит, аденоиды первой и второй степени. У других 40 детей (группа II) выявлены хронический тонзиллит, хронический фарингит, аденоиды первой и второй степени. У детей в возрасте трех – шести лет с повторными эпизодами ООЛТ и ОРВИ снижен сывороточный уровень IgG и IgA. Количество CD3+ -, CD4+ -клеток было снижено у 15–20% детей разного возраста, повышена экспрессия Toll-подобных рецепторов (TLR) 2 и 4, CD119 на CD14+ -клетках, однако снижен синтез интерферона γ, что указывает на иммунодисрегуляцию. Указанные изменения не определены в группе сравнения без ООЛТ, с частотой ОРВИ три – пять раз в год. У 50% пациентов с повторными ООЛТ и ОРВИ выявлены аллергические заболевания, что позволяет своевременно проводить дифференцированное лечение в группах I и II.

Заключение. Современные методы иммунодиагностики позволили выявить роль аллергического воспаления и аллергических заболеваний в развитии повторных ООЛТ и ОРВИ. В иммунной системе определена дисрегуляция врожденного иммунитета: с одной стороны, повышение экспрессии TLR2, TLR4, CD119 на CD14+- клетках, а с другой – снижение синтеза ИФН-γ. Расширение знаний о патогенезе важно для раз[1]работки тактики дифференцированного подхода к лечению детей с повторными эпизодами ООЛТ и ОРВИ.

3. Оптимизация параметров лазерного воздействия при хирургической коррекции тканей мягкого нёба у больных ронхопатией и синдромом обструктивного апноэ во сне (Князьков В.Б., Праздников Э.Н., Дайхес Н.А.)

Введение. Несмотря на сформировавшуюся около 20 лет назад тенденцию к снижению хирургической активности в лечении больных ронхопатией (РП), особенно со средней или тяжелой степенью синдрома обструктивного апноэ во сне (СОАС), и устоявшееся мнение о нецелесообразности применения для их лечения методов хирургического, в том числе лазерного, вмешательства на мягком нёбе (МН), к настоящему времени становится очевидной перспектива их развития с альтернативной заменой традиционного скальпеля углекислотным (СО2 ) лазерным излучением. Различного рода неудачи и нежелательные эффекты, представленные в работах, посвященных анализу опыта, накопленного в процессе выполнения лазерной увулопалатопластики (ЛУПП), на взгляд авторов, обусловлены не вполне корректным выбором мощности действующего на ткани МН лазерного излучения, нерациональным выбором режимов воздействия и некоторыми другими факторами, обусловливающими в конечном итоге излишнюю термическую травматизацию оперируемых тканей.

Цель исследования. Обосновать оптимизацию параметров лазерного излучения при выполнении хирургического вмешательства на мягком нёбе для улучшения результатов лечения больных ронхопатией и синдромом обструктивного апноэ во сне.

Материал и методы. На основании опыта выполнения лазерной скульптурной увулопалатопластики 309 больным ронхопатией и синдромом обструктивного апноэ во сне обоснован рациональный выбор параметров применяемого в ходе операции лазерного излучения. Авторы разработали метод лазерной скульптурной увулопалатопластики, состоящий из 2 этапов. В процессе первого этапа осуществляется маркировка границ участков слизистой оболочки и подлежащих структур подслизистого слоя МН, предназначенных для лазерной вапоризации. Для маркировки границ этих участков авторы применяли лазерное излучение, генерируемое в импульсном режиме при длительности импульса 0,2 с и длительности интервала между импульсами 0,4 с. При этом излучение должно быть несколько расфокусированным, за счет чего диаметр пятна лазерного луча на поверхности ткани составляет 1,0—1,5 мм. Мощность лазерного излучения на выходе из генератора не должна превышать 2,5—3,0 Вт. На втором этапе осуществляется непосредственное испарение фрагментов слизистой оболочки и патологически измененных структур подслизистого слоя в пределах границ, определенных на первом этапе. Мощность лазерного излучения повышается до 4—5 Вт и максимально фокусируется на поверхности воздействия. При этом используется SP-режим (Super Pulse) как наиболее оправданный и рациональный.

Результаты. Оптимизация параметров лазерного излучения при выполнении лазерной скульптурной увулопалатопластики позволила улучшить результаты лечения больных ронхопатией и синдромом обструктивного апноэ сна в 98,4% случаев (304 из 309 оперированных больных).

Заключение. Оптимизация параметров лазерного излучения при выполнении лазерной скульптурной увулопалатопластики повышает эффективность лечения больных ронхопатией и синдромом обструктивного апноэ во сне.

4. Медицинские и психологические основания для проведения эстетической ринопластики (Ленгина М.А., Коркмазов А.М., Саркисян И.И. и др.)

Введение. Для совершенствования своего внешнего вида и наиболее продвинутого направления – достижения эстетических превосходств популярными были и остаются косметические хирургические вмешательства. Лидирующее место в желаниях пациента занимает эстетическая хирургия лица, где самым востребованным и не всегда оправданным является изменение формы наружного носа. К настоящему времени методики и технические приемы выполнения эстетической ринопластики достигли своего совершенства. Но на этапе отбора пациентов на выполнение эстетических хирургических вмешательств на наружном носе врачи всегда сталкиваются с определенными трудностями. Наиболее часто пластическим хирургам создают проблемы пациенты с дисморфофобиями, где, например, основным мотивом сделать ринопластику у лиц с дисморфоманией является неудовлетворенность размерами и формой собственного носа, мешающей, по их мнению, добиваться успехов в личной жизни, строить карьеру и т.д. У других пациентов с дисморфофобическим синдромом наблюдается низкая самооценка: некрасивая, по их мнению, форма носа мешает вступить в брак и т.д. В этом контексте приводится неудачный пример выполнения эстетической ринопластики пациентке, анамнез которой был отягощен полипозным риносинуситом и бронхиальной астмой с неконтролируемым течением.

Целью статьи является напоминание об ответственности принятия хирургом решения выполнить эту операцию и необходимость на клинических примерах показать возможную реакцию организма на хирургическую альтерацию в зависимости от состояния общего и локального гомеостаза.

Основная часть. Пациентка К., 43 года. Из анамнеза известно, что с детства страдает аллергическим ринитом, с 23 лет – полипозным синуситом, в 25 лет диагностирована бронхиальная астма. Дважды проводилась полипотомия, летом 2021 г. в центре пластической хирургии перенесла эстетическую ринопластику (удаление горбинки носа). Основная причина обращения, со слов, – желание сделать красивый нос, поскольку после предыдущей операции нос стал выглядеть заметно хуже. Пациентке проведено полное обследование, подтвержден диагноз хронического полипозного синусита и бронхиальной астмы, проведена консультация психиатра. После определенной работы психиатра пациентку удалось убедить в необходимости провести эндоскопическую этмоидэктомию и ни в коем случае не трогать наружный нос, что и было сделано. В послеоперационном периоде пациентка прошла курс консервативной терапии согласно клиническим рекомендациям, боковые скаты носа заметно сузились, результатом осталась довольна.

Заключение. Краткий обзор литературы и представленные клинические примеры обосновывают необходимость на этапах отбора и планирования эстетической ринопластики решения ряда важных вопросов: наличие у пациента психических отклонений; истинные причины, мотивирующие пациента к проведению операции; наличие каких-либо заболеваний верхних дыхательных путей, нарушений архитектоники глубоких отделов полости носа, препятствующих выполнению операций и т.д.

Это была последняя статья сегодняшнего обзора. До новых встреч.

Список литературы:

1. Делягин В.М. Местная терапия острого среднего отита у детей. Медицинский совет. 2023;17(1):34–38

2. Чувирова А.Г., Ярцев М.Н. Ларинготрахеит – междисциплинарная проблема. Эффективная фармакотерапия. 2023; 19 (32): 24–31.

3. Князьков В.Б., Праздников Э.Н., Дайхес Н.А. Оптимизация параметров лазерного воздействия при хирургической коррекции тканей мягкого нёба у больных ронхопатией и синдромом обструктивного апноэ во сне. Вестник оториноларингологии. 202 3;88(5):34–40

4. Ленгина М.А., Коркмазов А.М., Саркисян И.И. и др. Медицинские и психологические основания для проведения эстетической ринопластики. Медицинский совет. 2023;17(7):196–202

Вернуться к новостям