количество зарегистрированных пользователей: 65090

Rumedo Медицинский образовательный портал

МЕДИЦИНСКИЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Академия инновационного образования

Новости

Онкология: обзор отечественных публикаций. Август

Приветствую всех коллег-онкологов в нашем блоге. Сегодня предлагаю вам небольшой обзор публикаций отечественных авторов за последние месяцы.

1. Непосредственные результаты одновременной химиолучевой терапии неоперабельных больных плоскоклеточным раком пищевода (Гладилина И.А., Шабанов М.А., Захидова Ф.О. и др.)

Авторы первой в сегодняшнем обзоре статьи отмечают, что заболеваемость раком пищевода (РП) неуклонно растет, в связи с чем продолжается поиск наиболее эффективного метода лечения этого заболевания. У большинства больных РП пищевода диагностируется на III–IV стадиях заболевания. В настоящее время стандартом лечения неоперабельных больных РП является одновременная химиолучевая терапия. Применение брахитерапии в комплексном лечении больных РП позволяет увеличить дозу в мишени без увеличения риска осложнений, связанных с эскалацией дозы облучения.

Материал и методы: В исследование вошло 20 пациентов неоперабельным РП. Всем больным было отказано в хирургическом лечении в связи наличием тяжелых сопутствующих заболеваний. У 12 (60%) больных выявлена Т3N1–3М0 G1–3 стадия, у 8— Т1–2N0–1М0G2–3. Возраст пациентов варьировал от 51 до 89 лет. Исходный соматический статус по шкале ECOG 1 имел место у 5 (25%) и ECOG 2— у 15 (75%) больных. У всех пациентов диагностирован плоскоклеточный РП. У большинства больных опухоль локализовалась в средней трети пищевода (70%).

На первом этапе пациентам выполнялась дистанционная лучевая терапия (ЛТ) на пищевод и регионарные зоны РОД 2 Гр, СОД 46 Гр с одномоментной химиотерапией (ХТ). После стихания лучевых реакций пациентам была проведена в брахитерапия (БТ) высокой мощности дозы: РОД 5 Гр, 2 фракции с интервалом 6–7 дней. Доза за курс лечения составила 62,8 Гр (EQD2, α/β = 10 Гр).

Результаты: Все больные получали поддерживающую терапию и нутритивную поддержку до ХЛТ, в процессе и после лечения. Все больные завершили запланированную радикальную программу лечения. Ни у одного больного не было отмечено гематологической токсичности 3–4-ой степени. Средняя продолжительность наблюдения за больными составила 12 мес. Эзофагиты 2-ой степени наблюдались у 40% больных, эзофагиты 1-ой степени — у 60 % больных. Степень эзофагита оценивали по шкале токсичности CTCAE v4.0. У всех больных клинические проявления эзофагита купировались с использованием противовоспалительных, обволакивающих и обезболивающих препаратов. У 4 (20%) больных развилась рубцовая стриктура пищевода и у одного больного сформировался пищеводно-бронхиальный свищ через 3 мес после завершения лечения.

Полная регрессия опухоли и регионарных лимфатических узлов отмечена у 2 (10%) больных, частичная регрессия— у 16 (80%). У 2 (10%) пациентов зарегистрирована стабилизация процесса. После завершения лечения у всех больных выявлена положительная динамика со стороны общего состояния здоровья и эмоционального функционирования

2. Влияние факторов риска прогрессирования на результаты лечения больных раком предстательной железы (Исаргапов Р.М., Воздвиженский М.О., Горбачев А.Л.)

Целью авторов следующего исследования была оптимизация лечения больных раком предстательной железы группы высокого риска прогрессирования с помощью количественной оценки факторов риска и метода лечения.

Материал и методы. Авторы провели анализ непосредственных результатов у 107 больных раком предстательной железы III стадии (pT3a-bN0M0G2–4), проходивших лечение в Самарском областном клиническом онкологическом диспансере в 2010–12 гг. Они сформировали 2 группы пациентов в зависимости от метода лечения: хирургическое лечение в монорежиме и с адъювантной лучевой терапией. Все пациенты относились к группе высокого риска прогрессирования по классификации D’Amico. У 64 пациентов выявлен 1 фактор риска, у 37 – 2 фактора риска, у 6 пациентов – 3 фактора риска. Данные подгруппы были анализированы по таким отдаленным показателям, как общая выживаемость, канцер-специфическая выживаемость, безрецидивная выживаемость.

Результаты. При наличии одного и двух факторов общая, безрецидивная и канцер-специфическая выживаемости статистически выше, чем в группе пациентов с 3 факторами риска во всей когорте (p<0,05). В сравнении в подгруппах при наличии одного, двух и трех факторов риска показателей общей и канцер-специфической выживаемости значимой разницы не выявлено (p>0,05). Показатели безрецидивной выживаемости при наличии одного фактора статистически не различаются (p=0,920). При наличии двух и трех факторов безрецидивная выживаемость значимо выше в группе хирургического лечения с адъювантной лучевой терапией (p=0,049, p=0,025).

Заключение. Наличие трех факторов риска значимо повышало вероятность неблагоприятного прогноза. Адъювантная лучевая терапия улучшает показатели выживаемости.

3. Факторы, влияющие на общую выживаемость при протоковой аденокарциноме головки поджелудочной железы. Опыт одного центра. (Кучин Д.М., Колесник Я.И., Торгомян Г.Г., Загайнов В.Е.)

Следующая статья также посвящена оценке факторов, влияющих на выживаемость пациентов, но уже с аденокарциномой поджелудочной железы.

Целью исследования было определение ведущих факторов, оказывающих влияние на общую выживаемость (ОВ) и выделение когорты пациентов с наилучшим прогнозом заболевания.

Материалы и методы. В ретроспективный анализ были включены 268 пациентов, 128 мужчин и 140 женщин средним возрастом 59±10,53 (от 30 до 83) лет. Для многофакторного анализа и анализа выживаемости отобраны больные, которым была выполнена гастропанкреатодуоденальная резекция (ГПДР) по поводу протоковой аденокарциномы головки поджелудочной железы.

Результаты. В исследовании показано, что на ОВ статистически значимо влияет морфологически подтвержденная инвазия опухоли в сосудистую стенку, которая выявилась лишь у 30% больных, перенесших ГПДР с резекцией магистральных сосудов. Уровень онкомаркера CА19-9 более 500 ЕД/л был выявлен в 32,3% случаях и является фактором, достоверно ухудшающим ОВ. Пациенты с высокодифференцированной аденокарциномой имеют достоверно лучшие показатели выживаемости по сравнению с больными, у которых выявлена умеренно-или низкодифференцированная аденокарцинома (р =0,014; медиана 26 месяцев, 95% ДИ 4,4–47,6 против медианы 17 месяцев, 95% ДИ 15–19, и медианы 13 месяцев, 95% ДИ 5–21). Кроме того, положительное влияние на отдаленные результаты оказывает применение адъювантной химиотерапии (ХТ) (р =0,0001; медиана 26 месяцев, 95% ДИ 21,7–30,3 против медианы 13 месяцев, 95% ДИ 11,3–14,7).

Заключение. Высокая степень дифференцировки опухоли и применение ХТ в адъювантном режиме достоверно увеличивают ОВ пациентов. Низкая степень дифференцировки опухоли, уровень СА19-9 более 500 Ед/мл и гистологически верифицированная инвазия опухоли в стенку магистральных сосудов достоверно ухудшают прогноз этих пациентов.

4. Метастатическое поражение позвонка при раке предстательной железы и сложности инструментальной диагностики (Кочергина Н.В., Прохоров С.Н., Ткачев С.И. и др.)

Авторы последней в нашем обзоре статье провели ретроспективный анализ клинического случая метастатического поражения позвонка у больного раком предстательной железы и алгоритма применения инструментальных методов диагностики.

Материал и методы: Пациент 67 лет. В анамнезе в 2018 г. радикальная простатэктомия и спасительная лучевая терапия по поводу рецидива в ложе удаленной предстательной железы и регионарном лимфоузле. После ремиссии, длившейся в течение 2 лет и 3 мес, отмечено прогрессирование в виде маркерного рецидива— роста уровня ПСА. При обследовании— подозрение на метастатическое поражение левого поперечного отростка 7-го грудного позвонка по результатам ПЭТ/КТ.

Результаты. Выявлен 18F-ПСМА-позитивный очаг в области реберно-позвоночного сочленения на уровне Th7 без визуализируемых морфологических изменений. Для уточнения природы выявленных изменений было принято решение выполнить МРТ. Данный способ разрешения спорной ситуации, по мнению авторов, является наиболее рациональным, так как МРТ обладает высокой чувствительностью и специфичностью в выявлении метастазов на ранних стадиях, в том числе в стадии инфильтрации костного мозга. Были выявлены дегенеративные изменения грудного отдела позвоночника, спондилоартроз, остеохондроз, протрузии дисков Th6–9. Авторы проанализировали представленные МРТ-изображения и сопоставили их с результатами ПЭТ/КТ-исследования. Причиной ложноотрицательного заключения они считают некорректно выбранный объем исследования, так как зона интереса не вошла в подавляющее большинство срезов. В итоге, метастаз был выявлен только после проведения остеосцинтиграфии и ОФЭКТ/КТ.

Заключение: Доступ к широкому спектру инструментальных методов не гарантирует верную постановку диагноза. Модальность, методика исследования, время между первым и уточняющими методами— все эти факторы оказывают влияние в первую очередь на верную постановку диагноза и, как следствие, на выбор оптимальной тактики лечения, своевременность его начала, его эффективность и в результате— на судьбу пациента

На этом обзор завершен. До новых встреч.

Список литературы:

1. Гладилина И.А., Шабанов М.А., Захидова Ф.О. и др. Непосредственные результаты одновременной химиолучевой терапии неоперабельных больных плоскоклеточным раком пищевода. Онкологический журнал: лучевая диагностика, лучевая терапия. 2021;4(2):9-22.

2. Исаргапов Р.М., Воздвиженский М.О., Горбачев А.Л. Влияние факторов риска прогрессирования на результаты лечения больных раком предстательной железы. Сибирский онкологический журнал. 2021; 20(3): 48–55.

3. Кучин Д.М., Колесник Я.И., Торгомян Г.Г., Загайнов В.Е. Факторы, влияющие на общую выживаемость при протоковой аденокарциноме головки поджелудочной железы. Опыт одного центра. Злокачественные опухоли. 2021; 11 (1), 20–28

4. Кочергина Н.В., Прохоров С.Н., Ткачев С.И. и др. Метастатическое поражение позвонка при раке предстательной железы и сложности инструментальной диагностики. Онкологический журнал: лучевая диагностика, лучевая терапия. 2021;4(2): 101-7

Вернуться к новостям