количество зарегистрированных пользователей: 64328

Rumedo Медицинский образовательный портал

МЕДИЦИНСКИЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Академия инновационного образования

Новости

Эндокринология: обзор зарубежных новостей. Сентябрь

Здравствуйте, уважаемые коллеги. Сегодня предлагаем вам небольшой обзор зарубежных новостей эндокринологии за сентябрь.

Начнем с новостей, касающихся одной из актуальнейших проблем современной эндокринологии – сахарного диабета.

1. Breastfeeding protects against type 1 diabetes but cow's milk raises risk, research suggests (Diabetologia)

Новое исследование, представленное на Ежегодном собрании Европейской ассоциации по изучению диабета (EASD), проведенном онлайн в этом году, показывает, что грудное вскармливание связано с более низким риском развития диабета 1 типа (СД1). Однако употребление более двух или трех стаканов коровьего молока в день в детстве связано с более высокими шансами развития СД1. Результаты этого исследования были недавно опубликованы на медицинском портале Medical Xpress.

Авторы исследования исходили из предпосылки, что более глубокие знания причин развития СД1, в частности, идентификация продуктов питания, способствующих его развитию, является ключом к профилактике этого заболевания.

С этой целью авторы провели систематический обзор и метаанализ существующих исследований, чтобы определить, какие продукты питания были связаны с СД1. В базах данных Medline, Embase и библиотеки Кокрейна был проведен поиск с момента формирования до октября 2020 года – изучалсь публикации об особенностях диеты больных СД1 и аутоиммуннными нарушениями у них.

В результате анализа были получены оценки влияния 27 диетических компонентов на риск развития СД1. Они включали особенности диеты матери во время беременности, и продукты, потребляемые в детстве, а также особенности грудного вскармливания.

В частности, исследователи установили, что у детей, которые дольше находились на грудном вскармливании, или исключительно на грудном вскармливании, отмечалась меньшая вероятность развития СД1. Так, у детей, находившихся на грудном вскармливании в течение по крайней мере 6-12 месяцев, вероятность развития СД1 была на 61% меньше, чем у тех, кого кормили грудью меньше. У детей, получавших только грудное молоко в течение первых 2-3 месяцев, вероятность развития этого заболевания была на 31% ниже, чем у тех, кто не находился исключительно на грудном вскармливании.

Исследователи говорят, что грудное вскармливание способствует созреванию иммунной системы ребенка. Кроме того, грудное молоко улучшает микробиоту кишечника ребенка, а она, в свою очередь, помогает регулировать иммунную систему.

Более высокое потребление коровьего молока и молочных продуктов, таких как масло, сыр, йогурт и мороженое, в детстве (до 15 лет) было связано с более высоким риском аутоиммунных атак на островки Лангерганса и, соответственно, СД1. Например, у детей, которые выпивали по крайней мере два-три стакана коровьего молока (один стакан = около 200 мл) в день, вероятность развития СД1 была на 78% выше, чем у тех, кто потреблял меньше этого количества молока. Неизвестно, что стоит за этой ассоциацией, но некоторые исследования показали, что аминокислоты в коровьем молоке могут спровоцировать атаку иммунной системы на клетки поджелудочной железы, вырабатывающие инсулин.

Раннее введение коровьего молока в рацион также было связано с более высоким риском развития СД1. У детей, в рацион которых пить коровье молоко вводилось в возрасте двух или трех месяцев, вероятность развития СД1 была на 31% ниже, чем у тех, кто начал употреблять его раньше.

Позднее введение глютена в рацион более чем вдвое снизило вероятность развития СД1. Дети, которые начали есть продукты, содержащие глютен, такие как хлопья, хлеб, выпечка, печенье и макароны, в возрасте 3-6 месяцев, имели на 54% меньше шансов развития СД1, чем те, у которых эти продукты были введены в рацион ранее.

Введение в рацион ребенка фруктов в возрасте не ранее четыре-шесть месяцев было связано с уменьшением вероятности развития СД1 на 53%.

Авторы исследования пока не выяснили, защищает ли отсрочка введения этих продуктов непосредственно от развития СД1, или это объясняется пользой от более длительного грудного вскармливания.

Возраст введения в рацион молочных смесей, мяса и овощей не был связан с риском развития СД1. Также не было никакой связи между потреблением матерью глютена и витамина D во время беременности и вероятностью заболевания СД1 ее ребенка.

Авторы пришли к следующему выводу: "Диета в раннем возрасте и детстве может влиять на риск развития диабета 1 типа. Самые заметные результаты были получены в отношении благотворного воздействия грудного вскармливания и вредных последствий раннего введения коровьего молока, глютена и фруктов. В то же время, по их мнению, большинство имеющихся на сегодняшний день доказательств имеют ограниченное качество, в связи с чем необходимы дальнейшие высококачественные исследования, прежде чем можно будет дать какие-либо конкретные диетические рекомендации.

2. Insulin Pumps Linked to Lower Retinopathy Risk in Youths With T1D (May B.)

Новое исследование, опубликованное на медицинском портале Medscape, предполагает, что использование инсулиновых помп детьми и подростками с диабетом 1 типа (СД1) может быть связано с меньшей вероятностью развития диабетической ретинопатии (ДР), скорее всего, в результате снижения вариабельности гликемии и увеличения времени в нормальном диапазоне гликемии с помощью этих устройств.

В перекрестном исследовании с использованием объединенных данных двух академических педиатрических центров США исследователи попытались выявить факторы, связанные с ДР у 1640 детей, подростков и молодых взрослых с СД1 (средний возраст 15,7 лет).

Пациенты, участвовавшие в исследовании, проходили скрининг на месте оказания медицинской помощи в период с 2016 по 2019 год. Примерно у 74,1% пациентов был СД1; у 25,4% был диабет 2 типа. У 0,5% пациентов статус диабета был неизвестен. Почти половина (45,9%) из 1216 пациентов с СД1 использовали инсулиновую помпу.

В целом, ДР была выявлена у 3,5% (n = 57) пациентов. Средняя продолжительность диабета была значительно больше среди пациентов с ретинопатией по сравнению с 1583 пациентами без ДР (6,6 против 9,4 лет; P <.001), а средний уровень A1c был выше (9,2% против 10,3%; P <.001).

В группе пациентов с СД1 использование инсулиновых помп было связано с более низкой вероятностью ДР, даже после корректировки данных с учетом расы и этнической принадлежности, страхового статуса, продолжительности диабета и A1c (отношение шансов [OR], 0,43; 95% ДИ, 0,20 – 0,93; Р = 0,03).

Ана Крео, доктор медицинских наук, медицинский директор детской диабетической клиники в Детском центре клиники Майо, сказала в телефонном интервью Medscape Medical News, что возможной причиной, по которой инсулиновые помпы снижают вероятность ДР, являются последние достижения в технологии. "За последние пару лет технология автоматизированной доставки инсулина существенно улучшилась, поэтому я ожидаю, что со временем мы увидим еще больше улучшений [в плане ДР], потому что улучшилось не только содержание A1C, но и вариабельность гликемии, а экстремальные отклонения глюкозы от нормы стали меньше", - объяснила специалист.

Перейдем к обсуждению других значимых проблем современной эндокринологии.

3. Thyroidectomy as first-line treatment for Graves’ disease reduces mortality, CVD risk (Monostra M.)

Следующая новость посвящена проблеме лечения болезни Грейвса.

Согласно данным исследования, опубликованного на медицинском портале Healio, у взрослых пациентов, перенесших тиреоидэктомию в качестве первой линии лечения болезни Грейвса, отмечался более низкий риск смертности от всех причин в целом и сердечно-сосудистых заболеваний в частности, чем у пациентов, которые получали консервативное лечение антитиреоидными препаратами или радиоактивным йодом.

По словам исследователей, тиреоидэктомия также снизила риски фибрилляции предсердий, диабета и гипертонии и была связана с более низкими затратами на здравоохранение в течение 10 лет из-за более низкой частоты рецидивов по сравнению с антитиреоидными препаратами или радиоактивным йодом. “Это исследование подтверждает возросшую роль хирургии в качестве лечения первой линии при болезни Грейвса”, - написал Брайан Х.Х. Ланг, клинический профессор и директор Центра обучения хирургическим навыкам на кафедре хирургии в Университете Гонконга, и его коллеги в исследовании, опубликованном в Annals of Surgery.

Материалы и методы. Исследователи провели ретроспективное когортное исследование 6385 взрослых (средний возраст 45,6 лет; 72,6% женщин) с диагнозом болезнь Грейвса, которые получали лечение первой линии антитиреоидными препаратами, радиоактивным йодом или тиреоидэктомией с 2006 по 2018 год. Взрослые, получавшие антитиреоидные препараты более 1 года, были отнесены к группе антитиреоидных препаратов (n = 4784). В группу радиоактивного йода вошли те, кто получал антитиреоидные препараты менее 1 года или не получал их вообще, с последующей терапией радиоактивным йодом (n = 1274). В группу тиреоидэктомии вошли те, у кого тиреоидэктомии предшествовало менее 1 года приема антитиреоидных препаратов или лечение антитиреоидными препаратами вообще не проводилось (n = 327).

Первичные исходы включали риски сердечно-сосудистых заболеваний, фибрилляции предсердий, психологических проблем, диабета, гипертонии и смертности от всех причин после лечения. Дополнительные результаты включали прямые совокупные затраты на здравоохранение за 10 лет и изменения в профиле сопутствующей патологии.

Результаты. По сравнению со пациентами, получающими антитиреоидную лекарственную терапию, у лиц, перенесших тиреоидэктомию, были более низкие риски смертности от всех причин (ОР = 0,363; 95% ДИ 0,332-0,396), ССЗ (ОР = 0,216; 95% ДИ 0,195-0,239), фибрилляции предсердий (ОР = 0,103; 95% ДИ 0,085-0,124), психологических заболеваний (ОР = 0,279; 95% ДИ 0,258-0,301), диабета (ОР = 0,341; 95% ДИ ДИ 0,305-0,381) и артериальной гипертензией (ОР = 0,673; 95% ДИ 0,632-0,718).

У пациентов в группе радиоактивного йода были зафиксированы более низкие риски смертности от всех причин (ОР = 0,931; 95% ДИ 0,882-0,982), ССЗ (ОР = 0,784; 95% ДИ 0,742-0,828), фибрилляции предсердий (ОР = 0.622; 95% ДИ 0,578-0,67) и психологических заболеваний (ОР = 0,895; 95% ДИ 0,855-0,937), а также более высокие риски развития диабета (ОР = 1,081; 95% ДИ 1,014-1,152) и гипертонии (ОР = 1,255; 95% ДИ 1,203-1,31), чем у лиц, получающих только антитиреоидные препараты. По сравнению с терапией радиоактивным йодом у пациентов, перенесших тиреоидэктомию, были более низкие риски смертности от всех причин (ОР = 0,446; 95% ДИ 0,408-0,487), ССЗ (ОР = 0,296; 95% ДИ 0,267-0,328), фибрилляции предсердий (ОР = 0,256; 95% ДИ 0,212-0,308), психологических заболеваний (ОР = 0,303; 95% ДИ 0,28-0,327), диабета (ОР = 0,269; 95% ДИ 0,242-0,3) и артериальной гипертензии (ОР = 0,555; 95% ДИ 0,523-0,589).

В группе тиреоидэктомии частота рецидивов была ниже (2,41%) по сравнению с терапией радиоактивным йодом (19,53%) или лечением антитиреоидными препаратами (75,6%). Для тех, кто получал терапию радиоактивным йодом, две дозы лечения увеличивали вероятность смертности от всех причин (OR = 2,79; 95% ДИ 1,761-4,422) и гипертонии (OR = 1,793; 95% ДИ 1,125-2,858) по сравнению с теми, кто получил только одну дозу.

В первый год наблюдения ежегодные расходы на медицинское обслуживание были самыми высокими у пациентов, перенесших тиреоидэктомию. К пятому году наблюдения эти затраты во всех трех группах стали одинаковыми. Через 10 лет в группе тиреоидэктомии совокупные затраты на здравоохранение (средние затраты на здравоохранение стали самыми низкими (20 202 доллара США) по сравнению с группой антитиреоидных препаратов (23 915 долларов США) и группой радиоактивного йода (24 260 долларов США).

“Эта долгосрочная экономия средств, возможно, была результатом более низкой частоты рецидивов, что привело к снижению необходимости непрерывного наблюдения и лечения, включая применение радиоактивного йода и последующее хирургическое вмешательство”, - пишут исследователи.

4. Women with PCOS at increased risk of cardiovascular events, study finds (Medha)

Недавнее исследование показало, что молодые женщины с синдромом поликистозных яичников (СПКЯ) подвергаются повышенному риску стенокардии, сердечного приступа и реваскуляризации. Кроме того, исследование показало, что у таких пациентов сахарный диабет 2 типа (СД2) и избыточный вес являются потенциально модифицируемыми факторами риска, поддающимися вмешательству. При этом исследователи не обнаружили доказательств повышенного риска сердечно-сосудистой смертности у женщин с СПКЯ. Результаты исследования опубликованы в журнале The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism, а также на медицинском портале Medical Dialogues.

СПКЯ является наиболее распространенным эндокринным заболеванием, которое поражает молодых женщин. Это состояние характеризуется нарушением менструального цикла, гиперандрогенией и нарушением фертильности. Предыдущие исследования показали, что СПКЯ связана с повышенным риском развития диабета 2 типа. Однако, взаимосвязь между СПКЯ и риском сердечно-сосудистых событий у женщин оставалась не выясненной, особенно учитывая низкий риск сердечно-сосудистых и цереброваскулярных событий в этой молодой женской популяции.

На фоне вышеизложенного Д.Рис (Кардиффский университет, Кардифф, Великобритания) и его коллеги стремились установить относительный риск инфаркта миокарда (ИМ), инсульта, стенокардии, реваскуляризации и сердечно-сосудистой смертности у женщин с СПКЯ.

Для этой цели исследователи проанализировали данные из базы исследований клинической практики Aurum. Пациенты с СПКЯ были сопоставлены с контрольной группой (без СПКЯ) в соотношении 1:1 по возрасту, индексу массы тела (ИМТ) и практике первичной медицинской помощи. Первичным исходом было время до крупного неблагоприятного сердечно-сосудистого события (MACE); составная конечная точка ключала ИМ, инсульт, стенокардию, реваскуляризацию и сердечно-сосудистую смертность.

В ходе исследования были сделаны следующие выводы:

  • Общие показатели совокупной конечной точки, а также отдельных состояний были выше в группе женщин с СПКЯ по сравнению с контролем: общие показатели – 82.7 и 64.3 пациенто-лет соответственно, ИМ – 7 и 15.9, инсульт – 27.4 и 25.7, стенокардия – 32.8 и 19.8, операция реваскуляризации 10.5 и 7.13, сердечно-сосудистая смертность 6,97 и 7,75 на 100 000 пациенто-лет.
  • В скорректированных моделях коэффициенты риска для женщин с СПКЯ составляли 1,26, 1,38, 1,60 и 1,50 для комбинированного исхода, ИМ, стенокардии и реваскуляризации, соответственно.
  • Увеличение веса (HR 1,01), предшествующий сахарный диабет 2 типа (HR 2,40) и социальная депривация (HR 1,53) увеличивали риск прогрессирования до комбинированной конечной точки.
  • Риск развития ИМ, стенокардии и реваскуляризации повышается у молодых женщин с СПКЯ. Вес и СД2 являются потенциально модифицируемыми факторами риска, поддающимися вмешательству.

На этом обзор завершен. До новых встреч.

Список литературы:

1. Diabetologia. Breastfeeding protects against type 1 diabetes but cow's milk raises risk, research suggests // Medical Xpress (29.09.2021)

2. May B. Insulin Pumps Linked to Lower Retinopathy Risk in Youths With T1D // Medscape (27.09.2021)

3. Monostra M. Thyroidectomy as first-line treatment for Graves’ disease reduces mortality, CVD risk // Healio (22.09.2021)

4. Medha. Women with PCOS at increased risk of cardiovascular events, study finds // Medical Dialogues (21.09.2021)

Вернуться к новостям