количество зарегистрированных пользователей: 65209

Rumedo Медицинский образовательный портал

МЕДИЦИНСКИЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПОРТАЛ

Академия инновационного образования

Новости

Великие русские врачи – основоположники медицины. М.Я. Мудров.

https://u.livelib.ru/reader/Aleni11/o/n9kxeg3g/o-o.jpeg

Матвей Яковлевич Мудров (1772–1831) – известный в России врач-исследователь и врач-учитель. Он был новатором в разработке многих направлений медицины. К ним относится и медицинская этика, на развитие которой в России он оказал большое влияние. Его теоретический интерес к проблемам профессиональной этики был не случаен. О его личной нравственности и профессиональной честности в кругу современников ходили легенды1.

Биография. Основные вехи.
Матвей Яковлевич Мудров родился 23 марта (3 апреля) 1776 года в Вологде в семье священника девичьего монастыря.

Отец приучил детей к грамоте, научил латыни и на всю жизнь привил любовь к книге. Будучи семинаристом, Матвей обучал русскому и латинскому языку сыновей штабс-лекаря Осипа Ивановича Кирдана. Роясь в его библиотеке, Матвей познакомился с трудами Гиппократа и Цельсия, которые, возможно, подтолкнули его на мысль стать медиком.

В 1794 году он окончил курс гимназии и народного училища и решил поступать в Московский университет. Узнав о решении семинариста ехать в Москву учиться медицине, Осип Иванович предложил ему взять своих детей. Затем он написал письмо старому товарищу, профессору Московского университета Францу Францевичу Керестури, венгру по происхождению, с просьбой помочь Матвею с поступлением в университет2.
 

В 1795 году Матвей Яковлевич поступил в Московский университет, где тогда училось 100 студентов. 
В конце первого курса за глубокое познание теоретических наук Матвей Яковлевич получил свою первую золотую медаль и право ношения шпаги. Вручение производил куратор гимназии Михаил Матвеевич Херасков — старейшина русских литераторов, автор «Россияды». Ношение шпаги было привилегией. Студенты часто получали ее после окончания университета. Но, из всех университетов России, только в Московском студент получал право на ношение шпаги уже при зачислении2.

После университета.
В 1802-1804 гг. Матвей Яковлевич стажируется за границей.

Слушает лекции и работает в Берлинском университете у профессора Христиана Гуфеланда, в Бомберге — у Решлауба. Однако Мудров быстро понял, что только в опыте, в практике может быть истинная суть медицины, что теории, которые существуют в настоящее время, еще далеки от истины.
Летом 1803 года М.Я. Мудров знакомится с Лейпцигским, а потом и с Дрезденским университетами. Осенью 1803 года он направляется в Геттинген, где жил его друг Александр Тургенев. Здесь была одна из лучших в Европе клиник повивального искусства, которой руководил Озиандр. Заплатив 30 талеров, Мудров все дни проводил в клинике, изучая акушерство.

В Вюрцбурге Мудров совершенствовался в анатомии и хирургии. Он оперировал вместе с Зибельтом, профессором этой клиники. В Вене он задержался в глазной клинике Беера.

По просьбе попечителя университета Михаила Никитовича Муравьева М.Я. Мудров направляет в Москву программу реорганизации системы медицинского обучения. На основании опыта работы лучших университетов Европы он предлагает конкретные меры улучшения методов преподавания, чтобы приблизить обучение студентов к задачам практической медицины, высказывая при этом свой взгляд на эту проблему: «Заблаговременное соединение теории с практикой составляет особый круг в медицине. Как науки, они имеют свои идеальные начала, почерпнутые из существа вещей. Как науки практические, они преосуществляются в искусство. Кто соединил науки с искусством, тот художник»2.

Предложения понравились М.Н. Муравьеву, и в своих новых формах преподавания в Московском университете он многое из них применил2.

Служба в действующей армии.
В начале 1807 года вместе с побежденной русской армией при Аустерлице М.Я. Мудров возвращается на родину.

Проезжая через Вильно, он получил просьбу правительства поработать в Главном госпитале действующей армии. Этот госпиталь, как и другие в Вильно, был переполнен больными солдатами. Использование недоброкачественных продуктов вызвало среди солдат вспышку острых кишечных заболеваний. В Вильно не хватало врачей. Эпидемия «заразительных кровавых поносов», как в то время называли дизентерию, охватила значительную часть армии.

В 1807 году М.Я. Мудров издает руководство о военно-полевой хирургии на французском языке «Принципы военной патологии». Этот труд был первым по военно-полевой хирургии, написанный русским врачом. Он сыграл важную роль в подготовке военных врачей и организации медицинской службы в ходе Отечественной войны 1812 года.

Эпидемия закончилась. М.Я. Мудров выполнил поставленные перед ним задачи и возвратился в Москву. Работа Мудрова и его печатные труды были высоко оценены не только медицинским сообществом, но и правительством. Он был награжден чином надворного советника, единовременно из кабинета самого императора ему было выдано две тысячи рублей. Руководство университета пожаловало М.Я. Мудрову квартиру в университетском доме на Никитской улице2.

17 августа 1808 года М.Я. Мудров впервые пришел в стены Московского университета как профессор, руководитель кафедры, преподаватель и первым в России начал читать курс военной гигиены.

Он - автор первого руководства по военной гигиене, или науки сохранения здоровья военнослужащих, которое было опубликовано в 1809, 1813 и 1826 годах. Он был одним из основоположников русской военно-полевой хирургии и терапии. Примечательно то, что его учеником в университете был будущий великий хирург Н.И. Пирогов. Матвей Яковлевич любил говорить молодым врачам: «Держитесь сказанного Гиппократом. С Гиппократом вы будете и лучшие люди, и лучшие врачи»2.

М.Я. Мудров сам неплохо оперировал. Но интересно его отношение к хирургическим вмешательствам: «Операция – это молчащие упреки нашему невежеству; где не действует химия живительной экономии, там мы употребляем огонь и железо. Операции будут совершаться тем реже к утешению человечества, чем пристальнее мы будем исследовать ход раздраженной натуры»2.

М.Я. Мудров был первым переводчиком на русский язык «Клятвы врача» Гиппократа, сторонником этических принципов которого он был.

Несмотря на «неимоверные трудности» перевода с древнегреческого языка, с которыми он столкнулся, именно благодаря усилиям Мудрова этическое наследие Гиппократа стало доступным в России. Цель этих усилий, по его словам, заключалась в том, чтобы утвердить в молодых врачах представление о «нравственных качествах врача и в особенности о его благочестии», сделать врачей «достойными сего важного служения»1.

На основе идей М.Я. Мудрова создается «Факультетское обещание русских врачей» (1845 г.), которое вплоть до 1917 г. принимали отечественные медики:

«Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим знанием, я даю обещание в течение всей своей жизни ничем не помрачать чести сословия, в которое ныне вступаю. Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению, прибегающим к моему пособию страждущим, свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия. Обещаю продолжать изучать врачебную науку и способствовать всеми силами ее процветанию, сообщая ученому свету все, что открою. Обещаю не заниматься приготовлением и продажей тайных средств. Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности; однако же, если бы того потребовала польза больного, говорить правду прямо и без лицемерия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям»1

М.Я. Мудров с 1813 г. (и далее более десяти лет с небольшими перерывами) был деканом медицинского факультета. Он возглавлял факультет в самый трудный период – годы после вторжения в 1812 г. в Россию наполеоновской армии.

Во время пребывания наполеоновских войск в Москве здания университета практически полностью сгорели. Погибли библиотека, научное оборудование и т.п. По свидетельствам современников, когда горела большая и уникальная библиотека в доме у самого Мудрова, он бросил все свое богатство и спас только 40 томов «скорбных листов», написанных им «при самих постелях больных». В этих 40 рукописных книгах был сконцентрирован огромный и неповторимый опыт крупнейшего клинициста, основателя отечественной терапевтической школы, врача в высоком понимании этого слова1.

Около дома Мудрова постоянно обитали толпы больных и нищих, приходивших за помощью. Матвей Яковлевич лечил бедных, не требуя денег, но от богатых принимал высокие гонорары1

В 1819 году было закончено сооружение нового анатомического театра, которое курировал при строительстве лично М.Я. Мудров. Одновременно было подписано императором Александром I предложение московского генерал-губернатора и министерства просвещения о выделении денег на строительство университетской учебной больницы2.

Матвей Яковлевичу не терпелось как можно скорее получить учебную больницу и медицинский институт — первый медицинский институт в России. Небольшой клинический институт существовал с 1805 года, но в нем было всего 12 коек, да и те больше использовались для амбулаторных больных.

К сентябрю 1820 года были готовы и новое здание больницы, и новое здание университета. Ученый совет единодушно просил вышестоящие инстанции о назначении М.Я. Мудрова первым директором Медицинского института при университете. С этого времени началась новая глава в жизни Мудрова — руководителя клиники, на базе которой образовалась целая терапевтическая школа, давшая многих известных профессоров и практических врачей2.

С его именем связана реорганизация преподавания медицинских наук, были введены практические занятия для студентов и преподавание патологической и сравнительной анатомии, усилено оснащение кафедр учебно-вспомогательными пособиями.

Он создал первую школу русских терапевтов, рассматривавших болезнь как страдание всего организма, подчеркивал, что основная задача врача — распознавание и определение причин заболевания, проведение комплексных лечебно-профилактических мероприятий.

Он первым заявил о медицине профилактической.

В лекции, прочитанной при открытии Московского медицинского института, называемой «Слово о способе учить и учиться медицине практической при постелях больных», Матвей Яковлевич первым высказал идею о болезни как процессе, поражающем весь организм. Его научные изыскания были началом разработки русскими врачами проблем этиологии и патогенеза заболеваний, подходов к их лечению, положили начало разработки диагностики внутренних болезней2.

Он впервые в русской медицине ставит вопрос о возможности возникновения болезни в связи с «нервными процессами». Мудров высказался в пользу индивидуализации лечения.
 
Матвей Яковлевич был великолепным клиницистом. Об этом говорит то, что он был семейным врачом графов Голицыных, Муравьевых, Чернышевых, Трубецких, Лопухиных, Оболенских, Тургеневых и др. Что же способствовало такому авторитету?

С самых первых дней своей практики Матвей Яковлевич начал собирать истории болезни пациентов. Он записывал имена больных, которых посещал. Тяжелобольных он подчеркивал одной, двумя или тремя черточками, в зависимости от того, как часто должен был их посещать. По истечении года истории болезней переплетались, на обложке золотом наносился год работы. За 22 года врачебной практики он собрал 40 томов. Это собрание историй болезней будет его величайшим богатством. В них были подробные записи о диагнозе, особенностях течения болезней и тех средствах, которые применялись для лечения, а также об их эффективности. Мудрову это позволяло в любой момент найти историю болезни того или иного больного и воскресить в памяти способ лечения, который использовался в данном конкретном случае. Ни один врач Москвы, даже самый знаменитый, не располагал таким собранием практических наблюдений. Матвей Яковлевич дорожил и берег это бесценное сокровище. К сожалению, эти богатейшие материалы были утеряны. Его ученик Петр Страхов, которому он поручил после своей смерти издать их, не выполнил просьбу учителя2.

В 1826 году М.Я. Мудров издает первую часть книги «Практическая медицина», в которой представляет новую классификацию болезней. Вторая ее часть появляется спустя три года. В ней он излагает конкретные принципы диагностики, в частности план обследования больного. Детально обсуждает значимость и возможности новых методов диагностики — перкуссии Леопольда Ауэнбруггера и аускультации Рене Лаэннека2.
 

Основные вехи
- Первый директор медицинского факультета Московского университета.
- Впервые в России ввел опрос больного и составление истории болезней, разработал схему клинического исследования больного.
- С его именем связана реорганизация преподавания медицинских наук: были введены практические занятия для студентов и преподавание патологической и сравнительной анатомии, усилено оснащение кафедр учебно-вспомогательными пособиями.
- Создал первую школу российских терапевтов, рассматривавших болезнь как страдание всего организма; подчеркивал, что основная задача врача — распознавание и определение причин заболевания, проведение комплексных лечебных мероприятий.
- Первым заявил о профилактической медицине.
- Один из основоположников русской военно-полевой хирургии и военно-полевой терапии.

Эпилог.
Его суждения быстро превращались в афоризмы и до сих пор не теряют своего значения для медицинской практики:

«посредственный врач скорее вреден, чем полезен», 
«легче предохранять от болезней, нежели их лечить», 
«и душевные лекарства врачуют тело», 
«аптека врача – вся природа»; 
«надо лечить больного, а не болезнь», 
«нет двух одинаковых больных», 
«бедным покой, добрая пища и средства крепительные, богатым – труд, воздержание, средства очищающие»1.

М.Я. Мудров погиб, заразившись от больного во время эпидемии холеры в России. Его похоронили на одном из холерных кладбищ на Выборгской стороне в Петербурге.

На памятнике М.Я. Мудрову было написано, что он скончался в 1831 г. «на подвиге подавания помощи зараженным холерою в СанктПетербурге и пал оной жертвою своего усердия. Полезного житья его было 55 лет».

Список литературы:

  1. И.В. Силуянова "М.Я. Мудров о вопросах «благочестия и нравственных качествах врача". // История медицины. - 2014, №2 (2). - С. 88-92
  2. Журнал "Дневник казанской медицинской школы", 18.12.2013
Вернуться к новостям